Экспедиция на ст. Теплобетонная

Правый берег, спуск к Неве примерно в 500 метрах от платформы ТеплобетоннаяВ годы Великой Отечественной войны на правом берегу Невы от ст. Черная Речка до пос. Невская Дубровка находилось значительное количество наших войск. Советские части несли значительные потери и в местах сосредоточения на правом берегу Невы, при переправе, и в атаках на значительном удалении от своих позиций. По неполным архивным данным количество погибших на правом берегу и пропавших без вести (возможно, утонувших во время переправы на левый берег) составляет около 3,5 8 ГРЭС. Отсюда до середины января 1943 года немецкая артиллерия держала под плотным огнем правый берег.тысяч человек.
Кроме того, трагедией правого берега стала судьба многочисленных отвлекающих переправ. Задача перед ними стояла: отвлечь основные силы немцев от Невского пятачка. Красноармейцы, которые шли в наступление слева и справа от 8-й ГЭС, были фактически смертниками. Шансов переправиться у них не было.
С января 1943-го, когда линия фронта отошла в район Синявинских высот, были сформированы четыре похоронные роты, которые  в спешке работали по обоим берегам Невы: на месте современного Кировска, Невского пятачка и на правом берегу – от Черной речки до Невской Дубровки. Была зима, и убитые замерзли в скрюченных, неестественных позах, в которых их застала смерть. Не всегда получалось обыскать погибшего и забрать у него документы для внесения в похоронный табель.  Хоронили, как могли,  из последних сил, ведь  похоронно-уборочные роты состояли из «нестроевых» бойцов.  

Как поисковики обнаружили захоронения в районе платформы «Теплобетонная». 


 - Было рождественское утро 2012 года, и мы решили прогуляться по лесной дороге до поляны у платформы Теплобетонная. Подойдя к могиле неизвестного солдата,  обнаружили пластиковую бутыль, в которой находились свернутые в рулон листы бумаги, скрепленные георгиевской ленточкой.  Это оказалось донесение о безвозвратных потерях 1 СД НКВД с фамилиями погибших и пропавших без вести. Когда стали читать донесения, то увидели, что охвачен период всего за неделю: с 27 октября по 4 ноября. И все сведения о бойцах сводились к тому, что «пропал без вести», «утонул в Неве». Понятно, что эти люди не увековечены ни на одном мемориале. Видимо родственники павших, приехавшие на поляну, пытались хоть каким-то образом обозначить место гибели и увековечить имена.
Этот случай не давал нам покоя, и мы начали искать документы, проливающие свет на события Великой Отечественной войны, проходившие на правом берегу Невы, от Невской Дубровки до Марьино.
 В одном из донесений 268 СД, которая участвовала в операции «Искра», среди списков погибших в районе платформы Теплобетонная, нашлась схема Дивизионного пункта погребения за январь 1943 года. 
В мае 2012 года, в рамках экспедиции «Вахты Памяти» данное захоронение было найдено. Всего – 11 могил. Находилось оно в буреломе, недалеко от железной дороги и восстановить его было невозможно. На предложение поучаствовать в экспедиции у платформы Теплобетонная откликнулись не только отряды из Санкт-Петербурга и Ленинградской области, входящие в Межрегиональный общественный фонд увековечения памяти погибших при защите Отечества, но и поисковики из Екатеринбурга, Иркутска, Оренбургской и Кировской областей и Республики Татарстан.
Работы продолжались все лето и осень. В данном захоронении мы подняли 372 человека, установлено 32 имени.
В 60-90-е годы здесь работал лесником Владимир Иванович Тютин, он-то и встретил однажды в лесу компанию, разговорился – оказалось, приезжают на место гибели своего командира его бывшие однополчане, даже обелиск небольшой поставили. Рассказали ему про эти края, про историю боев… Владимир Иванович очень захотел помянуть погибших, но как? Даже прошение митрополиту посылал, чтобы  часовню здесь соорудили. Но кто же часовню в лесу поставит, охранять ее нужно. И  так он переживал, что сон ему приснился – он так по сну и зарисовал, а потом сам, на свои деньги поставил крест. Сварил из довоенных рельс  (крест был поставлен и освящен в 1990 году).
Вот рядом с этим крестом на поляне мы и перезахоронили в прошлом году первых найденных бойцов – первые 372 человек. А  по документам их здесь более 3500.


ПРО МОГИЛУ № 17

В 2013 году было решено продолжить поисково-разведывательные работы на этом участке – не найденными остались 4 могилы 268 стрелковой дивизии.
Читая медальоны, мы сверялись с данными сайта «ОБД-мемориал», где находятся донесения о безвозвратных потерях. Поразило то,  что никто из установленных  погибших не числится похороненным близ платформы Теплобетонная – большинство пропавшие без вести, или захороненные на другом берегу Невы.
Май 2013 года. Начало работ.А что касается самой большой - могилы №17, в которой числилось 1422 погибших, то её поисковики искали и ранее - на карте, составленной похоронным батальоном, она была обозначена в овраге.  Найти ее не удавалось - ни поисковые разведки, ни опросы местных жителей не привели ни к какому результату. В конце концов, решили, что уже после войны в штабе 67 армии погибших учли по находящимся там документам, а могила на карте числится условно.
На 2013 год было намечено найти и отработать оставшиеся 4 могилы. Весной, перед началом «Вахты памяти-2013» С. Мельниченко и В. Боброва 1 ров. Верхний слой снял экскаваторпроводили поисковую разведку возле платформы «Теплобетонная», чтобы отметить приблизительное место расположения 4 могил. В тот день было очень сыро. И надо было так сложиться обстоятельствам, что в овраге стояла вода, им пришлось ходить то в одну, то в другую сторону, чтобы найти сухое место и перейти овраг. Вдруг В. Боброва оказалась в такой точке, откуда ей бросилось в глаза, что поверхность земли возле оврага какая-то странная: ложбинка-верхушка, ложбинка-верхушка. Сколько раз люди проходили мимо и не замечали в этом ничего особенного.
«А тут меня как будто Бог подтолкнул, - вспоминает она. – Я вскрикнула: Я нашла могилу номер семнадцать!»
Это удивительно, но позже исследование показало, что перед ними действительно оказалась могила №17 – на сегодняшний день самое большое захоронение на Ленинградском фронте, обнаруженное поисковиками…
Могила № 17… Последним пристанищем погибших стали два 55-метровых рва. Ни холмика, ни фанерной звездочки, ни памятной таблички. Могила, одна из многих, числившихся только в документах Центрального архива Министерства обороны. Донесение послевоенного периода - 80 листов рукописного текста в школьном журнале. Первая информация из донесения: захоронено 1422 человека и только 660 фамилий. Остальные похоронены неизвестными.
Потом среди поисковиков Ленинградской области прошли  дискуссии.  Кто-то говорил: «Не будем тревожить захоронение, нам его всё равно не одолеть». Но как же объяснять родственникам, что вот, на поляне «Теплобетонная» стоит памятник пограничнику, где ветераны проводят акции, здесь кладут цветы, а их близкие лежат в 200 метрах отсюда в мокром овражке, в канавке? - Поисковики решили сделать пробный шурф: если захоронение было сделано аккуратно и при погребённых не обнаружится брошенных личных вещей или медальонов, то дальше трогать его не будут. А если найдутся медальоны, то будет большая работа. В первый же день было найдено несколько медальонов.  Вопрос о целесообразности перезахоронения решился сам собой. Ведь негоже одних с почестями и мемориалами, а других в лесу валом накиданных в ямах оставлять. Равные они, уже 70 лет, как  равные. 

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА (по состоянию на 20.01.2015) 

За время проведения поисковой экспедиции в районе платформы Теплобетонная, Всеволожского района, Ленинградской области, в 2013 году, были подняты и захоронены останки 1625 воинов РККА, погибших при прорыве блокады Ленинграда. По медальонам и подписным вещам установлены имена 104 человек (данные на 16 января 2015 г.). По данным ОБД они числятся пропавшими без вести или захороненными: 

1. По спискам уборочного батальона «Могила № 17» (всего 1422 чел. – по факту 1625 чел., известны 660 имен – по факту 634, 26 имен записаны повторно) – 30 чел., из них: 

- в дивизионных донесениях о безвозвратных потерях: 

- могила № 17 – 3 чел.
Бабкин Василий Григорьевич
Стальмахов (Стальмаков) Александр Федорович
Зайкин (Зайпин) Николай Петрович 

- 300 м северо-восточнее пл.Теплобетонная – 9 чел.
Гребенкин Андрей Дмитриевич
Кретов (Крестов) Николай Трофимович
Осипов Павел Борисович
Полудин Дмитрий Степанович
Тугульбаев (Тигульбаев) Шаротей (Иуратай)
Уразалиев (Урузалий) Надин (Мадин)
Резниченко Павел Игнатович
Радионов Николай Акимович
Дмитриев Михаил Прокофьевич 

- левый берег р.Невы, в р-не 8 ГЭС - 2 чел.
Самотаев Порфирий Титович (Матвеевич)
Трунов Александр Дмитриевич 

- могила № 8, левый берег р.Невы, напротив 8 ГЭС - 1 чел.
Амилехин (Алилихин, Амелехин) Кузьма Петрович 

- южнее дер.Марьино, на расстоянии 2.5 км – 1 чел.
Судаков Георгий Петрович 

- нет сведений о захоронении – 4 чел.
Басуев Тимофей Данилович
Ларин Петр Антонович
Скрыльников Алексей Григорьевич
Ткаченко Петр Игнатьевич 

- в послевоенных донесениях военкоматов (пропавшие без вести) – 6 чел.
Кириенко (Киреенко) Сергей Трофимович
Кубраков Николай Сидорович
Крайнов (Крайпов) Алексей Иванович
Усманов Галиман (Галимьян) Салимович
Голик Александр Григорьевич
Лазарев Николай Никифорович 

- есть только в списках уборочного батальона «Могила № 17» - 4 чел.
Цыпляков (Цепляков) Фибнос Михайлович
Заяшников Константин Степанович
Косарев Александр Владимирович
Шарипов (Шаринов) Хаким (Ханили) Гайнутдинович (Габидович) 

2. По спискам уборочного батальона «Могила № 20» -2 чел.
Гостяев Анатолий Антонович
Шоколов Матвей Яковлевич 

3. По дивизионным донесениям о безвозвратных потерях – 31 чел., из них: 

- в районе Невской Дубровки – 3 чел.
Избенников Ефим Петрович
Мартынов Александр Алексеевич
Стремлин Николай Александрович 

- в районе Выборгской Дубровки – 4 чел.
Антонов Степан Афанасьевич
Мельников Иван Трофимович
Широков Григорий Николаевич
Шнуров Осип Афанасьевич 

- в районе Московской Дубровки – 2 чел.
Ломовцев Николай Иванович
Шонин Дмитрий Петрович

 - в районе Невской или Московской Дубровки – 1 чел.

Онбаев Жантарбек 

- 300 м северо-восточнее плтф Теплобетонная – 5 чел.
Бураков Евгений Григорьевич
Изергин Иван Федорович
Разуваев (Розуваев) Павел Никанорович
Сафронов Константин Афанасьевич
Архипов Леонтий Сидорович 

- в районе дер.Плинтовка – 2 чел.
Лебедев Василий Николаевич
Низамов Имамутдин (Имамудин) 

- в районе Марьино , Синявинского р-на – 2 чел.
Протасов Михаил Алексеевич
Швецов Михаил Петрович 

- в районе Синявинских торфоразработок, роща «Ландыш» - 2 чел.
Богомольский Натан Шлемович
Николаев Иван Николаевич 

- в районе дер.Пильня Мельница – 1 чел.
Кошель Николай Семенович 

- в районе 2-го городка Синявинского р-на – 1 чел.
Аникин Василий Иванович 

- в донесении нет сведений о захоронении – 8 чел.
Гребенкин Денис Дмитриевич
Гусев Василий Васильевич
Ежов Сергей Иванович
Звягин Степан Трофимович
Кожевников Дмитрий Яковлевич
Маменькин (Маминькин) Анатолий (Антон) Васильевич
Поканов Иван Павлович
Семенов Иван Дмитриевич 

4. По послевоенным донесениям военкоматов (пропавшие без вести) – 28 чел. 

Батыршин (Батршин) Хасан Касимович (Камалович)
Бобков Семен Иосифович
Воротников Владимир Христофорович
Дюсенов Бейсимбай (Бисимбай) Сагитович
Замша Иван Тровимович
Зеленов Константин Семенович
Зозулин (Зозуля) Василий Павлович
Золотовский Константин Андреевич
Ивашитин (Иванюшин) Семен Григорьевич
Карцев Иван Сергеевич
Козин Иван Ефимович
Кулешов (Кулишов) Петр Яковлевич
Лавров Константин Иванович
Лебедев Игнатий Павлович
Лиров Сомват (Сова)
Литвинов Александр Захарович
Мигачев Павел Григорьевич
Миснянкин Дмитрий Егорович
Михеев Николай Васильевич
Пеня Александр Федорович
Петухов Петр Васильевич
Пономарев Василий Иванович
Попов Павел Семенович
Сусликов Степан Лаврентьевич
Ткачев Афанасий (Афонасий) Федорович
Колотушкин Николай Матвеевич
Рыжов Веденей Петрович
Бакин Борис Иванович 

5. В ОБД данных нет – 6 чел. 

Васин Николай Иванович
Гайнер Абрам (Аврам) Моисеевич
Попов Константин Михайлович
Тарасов Григорий Федорович
Тотмянин Иван Семенович
Леченков Василий Васильевич 

6. Пока не удалось установить (мало данных) – 7 чел. 

Бадмаев
Булатов
Ирка А.В.
Пивторак
Плужник
Тимофеев
Хоменко Е.И.

         

По согласованию с администрацией Мо «Дубровское ГП» торжественная церемония перезахоронения найденных бойцов с отданием воинских почестей и духовных ритуалов состоялась 22 сентября на поляне «Теплобетонная» возле памятника герою-пограничнику А.Д. Гарькавому.  
Администрация Невской Дубровки поддержала наше предложение о создании на поляне мемориала павшим воинам. Представители Фонда увековечения памяти погибших при защите Отечества выразили надежду, что на новом мемориале будет увековечено более 3 500 имён погибших – тех, кто утонул в Неве во время переправы, кто был вытащен погибшим со льда Невы или с другого берега, кто погиб во время артобстрелов. Тем самым будет указана огромная роль правого берега в деле прорыва блокады.

Сейчас объявлен конкурс на создание проекта памятника.

 


Фото 

   

    

    


Эхо, которое не утихает

  Впечатления от поездки Дарьи - правнучки бойца Полудина Дмитрия Степановича  1904 г.р., уроженца с. Александров Гай Алгайского р-на Саратовской области. Останки Дмитрия Степановича были найдены и захоронены в 2013 году, личность установлена по медальону.

Сейчас над Невским пятачком небо спокойно. Не заливают кровавые волны и Неву. Но, говорят, война не окончена до тех пор, пока не будет погребен последний солдат. Экспедиция «Теплобетонная» прикладывает все усилия  к тому, чтобы это произошло как можно скорее.
На лицах этих людей – надежда и вера в то, что они трудятся не зря. Экспедиция занимается поисками захоронений времен Великой Отечественной войны, установлением личностей погибших солдат и погребением останков в братских могилах. Человеку, никогда не занимавшемуся этим, трудно представить картину, которая открывается глазам во время раскопок: тела или то, что от них осталось, которые, вопреки воинскому уставу, лежат вовсе не завернутые в плащ-палатку, а сваленные грудой.
Члены команды поисковиков рассказывают об этих вещах с горечью. Обнаружить медальон с сохранившимся в нем листком с именем бойца – самое важное. Это возможность увековечить память о человеке, это шанс найти его родственников. Мой отец оказался первым из родственников солдат, кто связался с экспедицией сам. Обычно поисковики находят и приглашают семьи бойцов.
Мы думали, что ехать придется «в никуда». Искать где-то братскую могилу, уповать на удачу, чтобы не заблудиться. Отец связался с руководителем экспедиции «Теплобетонная» Валентиной Бобровой, чтобы просто узнать, куда ехать. Рассказали… и не только. Нашей семье оказали такой теплый прием, что я долго не могла перестать удивляться.
Путешествие «Невская Дубровка – Теплобетонная » началось с музея «Невский Пятачок». Небольшая комната, в которой наглядно представлена история проходивших здесь сражений. Что примечательно, здесь висят флаги тех государств, подданные которых сражались на Невском Пятачке. Испания, Финляндия, Франция… и Куба – поразительно!
Вторая остановка – берег Невы, с которого видна и та самая  ГРЭС-8 (Дубровская ТЭЦ), та самая, в которой обосновались немецкие войска. Посмотреть на нее – да оттуда обзор, как в тире! Когда видишь территорию своими глазами, рассказ экскурсовода в музее приобретает более яркие краски и дает иные эмоции. Переправа через Неву в этом месте – верная смерть, и на нее шли и стар, и млад, становясь живыми мишенями для ГРЭС-8.
Далее путь держим на Теплобетонную - пятнадцатиминутная тряска практически по бездорожью. Нет, какая-то условная грунтовая дорога есть, но больше это похоже на полосу препятствий. После ее преодоления мы оказываемся на поляне, которая, как рассказали нам потом, почему-то со времен войны не зарастает. Именно здесь и находится братская могила, где похоронен дед моего отца и, соответственно, мой прадед. Теперь он и еще две тысячи солдат лежат не безвестно сгинувшими в истории, а с почестями погребенными. Поисковики ухаживают за братской могилой: не потому, что их кто-то обязал это делать, а потому, что считают это своим долгом. Здесь много цветов, практически выполота трава, понемногу появляются фотографии бойцов – тех, чьи родственники находятся и привозят карточки из дома. На стенде чуть поодаль висят списки всех, кто лежит здесь. Руководитель экспедиции поясняет, что позже здесь появится мемориал и списки будут выглядеть иначе. Помимо братской могилы на поляне еще памятником отмечено место гибели командира пограничного полка майора Гарькавого. Ближе к лесу – могила неизвестного солдата. Поисковики рассказывают, что в начале их работ им говорили: «Что вы здесь ищете? Здесь же немцев не было!». Немцев не было – война была. Вот они, следы войны – 2 тысячи погибших, нашедших покой только в XXI веке.
Около братской могилы нам вручают документ о том, где и когда было найдено тело прадеда, и его личные вещи. Кажется, что все это происходит, как во сне, и не может быть реальностью – прошло больше семидесяти лет. Но медальон, химический карандаш, несколько монет, трубочка-фильтр для воды, зеркало, пуговица – все это слишком реально. И когда в ответ на слова благодарности члены экспедиции говорят «не за что», перебиваешь – есть, за что.
По поляне, усыпанной кустами земляники, идем к месту, где были найдены тела солдат. Земля тут уже почти вернулась к «дораскопочному» состоянию, посаженные растения приживаются, но грунт еще проседает под ногами, а масштабы двух огромных ям не исчезли. На подходе к ямам стоит деревянный крест с венками, цветами и ржавыми касками, найденными здесь же. Люди почему-то растаскивают их оттуда – зачем? Неужто находят какое-то применение «отголоску» войны?
 Через лес снова выходим на берег Невы, только теперь уже прямо напротив ГРЭС. Пока на берегу к еще одной стеле прикрепляется фотография, нам показывают один из блиндажей. Дойти туда не так-то просто – преодолеваем несколько скользких подъемов-спусков. На блиндаже лежит куча остатков оружия и предметов быта. Несколько удивило, что лежат эти вещи вот так просто – на земле. Ладно, патроны винтовки Мосина, а мины? Разве не могут они разорваться? Но все равно дух захватывает от того, что страшные страницы истории – прямо передо мной. Пока я пристально рассматриваю находки экспедиции, слышу разговор:
- Когда вот такие вещи находишь… - вижу в руках Анатолия, одно из членов экспедиции, солдатский медальон, - … а тут пусто, это, конечно…
 Действительно, ведь все, ради чего эти люди работают, - это восстановить имена, увековечить память, помочь родственникам, кто ищет и не может найти отцов, дедов, прадедов.
Возвращаемся в лагерь – тут уже вовсю греется чайник. Дети играют в мяч – да, в группе есть и дети. Их искренний интерес к происходящему почти физически ощущается. И это еще один момент, который восхитил, - ребята с детства буквально прикасаются к истории руками, и им нравится то, что они делают, несмотря на то, как это трудно (в этом я не сомневаюсь). Где-то внутри я позавидовала такому детству. Показать бы эту невероятно интересную жизнь той ребятне, которая не отлипает от экранов различных гаджетов круглые сутки.
Этот лагерь будто страна маленьких обыкновенных чудес. Нужен холодильник – вот он, погреб, пожалуйста. Чайник – на газовой плитке, а недалеко от стола разжигают костер. На одном из деревянных столбиков висит ржавая солдатская кружка, а в ней – свито гнездо и отложены какой-то птичкой яйца. Отношения между поисковиками – будто большая семья, от них столько душевного тепла, доброты и юмора исходит, что понимаешь: иначе жить они просто не могут. Не могут отказаться от того, что делают. Желание возвращать забытые имена – оно у экспедиции глубоко в сердцах.
Между людьми бегает собака – про себя я ее прозвала этакой «дочерью полка». Хозяин у нее есть, но она как будто член команды. Педалька Дубровская – тот, кто давал ей имя, большой оригинал с чувством юмора. Хитрая непоседливая Педалька сует свой нос везде, где есть еда, не лает на тех, кто хоть раз побывал в лагере и признан «своим», но сразу же чует чужаков.
Чаем напоили, пирожками накормили, рассказали столько всего, что ни на одной лекции по истории не услышишь. От экспедиции не хочется уезжать. Поисковик Максим улыбается: «Приезжай, лопату дадим». А как не приехать? Мне кажется, побывав здесь однажды, не вернуться невозможно. Приехать обязательно, и не однажды, не дважды, а много раз, чтобы хоть на маленькую часть, но помочь тем, кто бескорыстно помогает семьям найти родственников, погибших на самой страшной войне XX века. И пускай застарелое эхо войны с Невского Пятачка докатится до всех уголков, где живут русские… нет, «бывшие советские» люди. Чтобы не звучало «Что здесь искать? Здесь немцев не было».